Гуроу — проницательнейший из мышей

Гуроу — проницательнейший из мышей

Как-то раз, когда мышь по имени Гуроу пробегал через некий дом, он услышал детский плач. Любопытство и жалость заставили его остановиться. Он увидел печальную картину: отец семейства пытался развести огонь, но дрова были сырыми.
— Могу я вам чем-нибудь помочь? — спросил Гуроу.
Человек был слишком занят, чтобы удивиться говорящей мыши, поэтому он только сказал:
— Если у тебя есть солома, то ты сможешь. Я должен покормить детей, но у меня нет лучины, чтобы разжечь огонь.
Гуроу сбегал к себе в норку и принес человеку немного соломы. Вскоре огонь весело горел, дети были накормлены, и все они были счастливы.
— Я настоящий благодетель, — сказал Гуроу, — и за свое благодеяние хочу что-нибудь получить.
— Конечно, получишь, — ответил человек. Он пообещал рассказать своим детям историю о Гуроу — великом благодетеле, который, как по волшебству, появился и принес им то, в чем они нуждались.
— Слава — это чудесно, но я хочу и чего-нибудь более осязаемого.
Тогда человек дал ему большой кусок свежеиспеченного хлеба.
Гуроу утащил его в свою норку. Обычно ему требовалось немало дней, чтобы собрать столько еды, а тут он получил ее всего за несколько соломинок. Замечательно!
Он решил и впредь оказывать услуги людям, находящимся в затруднении, при условии, что из этого можно будет извлечь выгоду. Он уже видел себя индивидуумом, наделенным особой миссией.
На следующее утро Гуроу, забравшись в соседний дом, услышал детский плач. Он подбежал к детям и спросил:
— В чем дело?
— Наш отец — медник, — ответил один из малышей, — он отправился в свою лавку, чтобы заработать денег и купить нам еды. Но нам очень хочется есть, вот мы и плачем.
Гуроу осенила идея.
— У меня есть хлеб, — сказал он, — и я дам его вам. А что вы мне дадите взамен?
Когда он притащил детям хлеб, они очень обрадовались и сказали ему:
— Возьми эту чашу. Мы уверены, что наш отец тоже дал бы тебе что-нибудь за твое доброе дело.
Гуроу взял чашу и потащил ее к себе в норку. По дороге он обернулся и крикнул им:
— Запомните Гуроу, Проницательнейшего из мышей, и все, что он сделал для вас.
Но дети, поели и развеселились при виде мыши, тащившей оловянную чашу.
— Не стоит обращать внимания, — сказал себе Гуроу, — не важно, как это видят другие, главное — как это вижу я сам. Я доказал, что являюсь благодетелем. Не отдал ли я только что многодневный запас еды в обмен на кусок металла?
Ему пришлось вытащить чашу через входную дверь дома, потому что чаша была слишком велика для его норки.
Во время своих попыток втащить чашу в большую щель под крыльцом, он услышал громкие возгласы, раздававшиеся на молочной ферме, которая находилась напротив через дорогу. Гуроу оставил свою чашу и отправился поглядеть в чем дело.
Подбежав поближе, он увидел, что фермер доит корову прямо в свой башмак, и много молока проливается, когда он переливает его в стоящее рядом ведро.
— Что ты делаешь? — воскликнул Гуроу.
— Ведро для дойки прохудилось, — сказал фермер, — а это ведро слишком высокое, чтобы ставить его под корову. Вот я и использую свой башмак вместо старого ведра.
— Но так ты теряешь много молока, приятель. Если бы я дал тебе прекрасную, новую, блестящую чашу, ты был бы рад?
— Конечно! — ответил фермер.
Тогда Гуроу притащил ему чашу, и тот легко закончил дойку.
Вскоре человек забыл о Гуроу и собрался уходить из коровника, но мышонок подбежал к нему и выкрикнул:
— Как насчет моей доли?
Фермер рассмеялся.
— Ты всего-навсего мышь. Я надоил молока и положил чашу так, что тебе не достать. Ты ничего не можешь получить. Да и что это за дела? Сначала надо было составить контракт.
— Но была ведь устная договоренность, — возразил Гуроу.
— Тогда веди меня к судье, — рассмеялся человек, — но кто тебе поверит?
— Вот за это, — воскликнул Гуроу, — я потребую твою корову и ни на грош меньше.
— Ого-го! — захохотал во все горло фермер. — Прекрасно, если сможешь ее взять, бери.
И он вышел из коровника, вытирая слезы от смеха, катившиеся по его щекам.
Как только человек ушел, Гуроу сказал корове:
— Послушай, матушка, ты слышала, что сказал твой хозяин. Отныне я — твой господин, и ты должна подчиняться мне, как подчинялась ему.
— Выглядит достаточно справедливо, — промычала корова, — при условии, что ты обеспечишь меня стойлом и пищей. Ты также должен будешь доить меня, когда мне это будет нужно.
— Мы уделим внимание этим деталям, когда вплотную с ними столкнемся, — сказал Гуроу, — а пока следуй за мной.
И он взялся за конец веревки, которой корову обычно привязывали, и повел ее из коровника.
Корова, конечно же, не могла поместиться в его крошечной норке, и Гуроу решил направиться в открытое поле и посмотреть, что приготовила ему судьба.
Вскоре он обнаружил, что не он ведет корову, а она — его, переходя от одного островка сочной травы к другому. Но, так как в своих глазах он уже стал важной птицей, то Гуроу сказал себе:
— Сейчас у меня нет дома, поэтому все равно куда идти, лишь бы идти. Приняв это во внимание, уже не скажешь, что это корова ведет меня. А что действительно идет в счет, так это то, кто держит свободный конец веревки.
Таким образом, корова тащила мышь все дальше и дальше по полям и лугам.
Некоторые люди, видя их, смеялись, другие — изумлялись, и Гуроу вскоре понял, что вести себя надо умнее, и всякий раз, когда им на пути попадалось коровье стадо, он выкрикивал: ‘Правильно, теперь держи правее!’, или ‘Хорошо, здесь поверни налево!’, сразу же после того, как корова делала то или иное движение.
Однако, корова становилась тяжелым грузом. Во-первых, на пастбищах, привлекавших корову, Гуроу не мог найти себе еды. Во-вторых, нависала угроза, что скоро подойдет время ее подоить, а на это ответа у него не было.
Обдумывая возникшие проблемы и выкрикивая время от времени: ‘Хорошо, остановись здесь!’ и ‘Прекрасно, доешь эту траву!’, Гуроу заметил группу солдат, ставших на привал на лужайке. Корова и мышь остановились неподалеку от них, и Гуроу спросил солдат, что они тут делают.
— Если мышь может понять, — сказал главный из них, — мы особая группа королевской охраны. Нам не платили уже несколько месяцев, и мы готовы взбунтоваться, и в довершении всего нас обязали сопровождать принцессу, сидящую вон в том паланкине, в летнюю столицу, поскольку стоит жара.
— Необычная мышь к вашим услугам! — сказал Гуроу, вежливо им поклонившись, что вконец изумило солдат. — Я — Гуроу Проницательный, о ком вы, возможно, слышали под другими именами: Мышь-с-Чашей, Мышь-Даюшая-Хлеб, Мышь-Разводящая-Огонь и так далее.
— А что ты можешь сделать для нас? — спросил командир, — Огонь у нас есть, из чаши нам пить нечего, и хлеба у тебя с собой, вроде бы, столько нет, чтобы хватило на всех.
— Мои благодеяния, — сказал Гуроу, — основаны на взаимообмене, и эта система оказалась очень полезной. Можно даже сказать, что я открыл закон: все зиждется на взаимообмене.
— Нам нечего тебе дать, — сказали солдаты в один голос.
— Нет, есть, — возразил Гуроу. — Отдайте мне вашу ношу — принцессу. Затем дезертируйте, продайте ваше оружие, съешьте или продайте вон ту корову и, вообще, измените ваши жизни.
— Дезертирство — серьезное преступление против нашего господина, короля, — сказал первый солдат.
— Мышь не может владеть коровой, — сказал второй солдат.
— Как было бы хорошо, опять стать свободным, — сказал третий солдат.
— Что скажет на это корова? — спросил четвертый солдат.
— Я хочу больше узнать о законе ‘Все зиждется на взаимообмене’, — сказал пятый солдат.
— Это выглядит странным и, вероятно, благотворным вмешательством Судьбы в наши жизни. Давайте возьмем корову, ибо я отказываюсь и дальше переносить эти тяготы, — сказал их командир.
Итак, они взяли корову, надоили молока, выпили его и … исчезли из нашего рассказа.
Гуроу тихо сидел рядом с паланкином, пока, наконец, принцесса не приподняла занавеску. Увидев, что солдаты ушли, она заплакала, ибо осталась одна в пустынном месте.
— Ваше Высочество, — сказал Гуроу, — теперь Вы — моя невеста, благодаря закону, который я открыл и постоянно с успехом применяю. Закон такой: все зиждется на взаимообмене.
— Это абсурд! — воскликнула принцесса. — Мыши не говорят. А если и говорят, то я ничего не знаю о всяких там законах. А если законы и есть, то в них ничего не говорится об обмене вещей на королевских дочерей. И вообще, жизнь устроена лучше, чем ты говоришь!
Однако, Гуроу, терпеливо, обходительными речами (к тому же казалось, что нет никакой альтернативы его версии) убедил принцессу проследовать с ним в норку под сгнившим деревом, которую он приметил во время разговоров с солдатами, и ныне считал безопасным и уютным местом для молодых.
— Входи в дом Гуроу Благодетельного, — сказал он своей невесте.
— Может быть, ты и умен, — сказала принцесса, — но ты забыл, что человек не сможет поместиться в мышиной норе.
— Тогда оставайся снаружи, — сказал Гуроу довольно раздраженно, — будешь спать под тем кустом.
— Но я хочу есть.
— Ты можешь поесть моркови, растущей вон на том поле.
— Я принцесса, а не вьючное животное. Мне нужны сладости и прочие деликатесы.
— Все работает по принципу взаимообмена, — сказал Гуроу. — Если тебе нужна такая еда, то собери дикие фрукты, пойди на базар, продай их и купи то, что тебе нужно.
На следующее утро принцесса проснулась на рассвете и принялась собирать дикие фрукты. Она сделала узелок из своей вуали, сложила туда фрукты и отправилась с Гуроу на рынок, находившийся в городе, где правил ее отец.
Как только они вошли в город, принцесса стала выкрикивать:
— Покупайте у меня дикие фрукты, потому что мне нужен сладкий изюм. Все зиждется на взаимообмене — мой жених ничего мне не дает.
Король, услышав голос дочери, послал за ней своих людей. Гуроу скрылся, но когда принцесса появилась в зале приемов, он выбежал на середину:
— Великий Король, мой тесть, я приветствую Вас и требую мою невесту.
— По какому праву она — твоя невеста? — спросил король, хотя принцесса уже рассказала ему о своих приключениях.
— В силу действия непреложного закона — все зиждется на взаимообмене. Вы овладели этим городом в обмен на жизни. Вы защищаете людей, живущих в нем, в обмен на их деньги. Если же мышь затевает обмен, все насмехаются и говорят, что такое невозможно. Я взываю к этому неотвратимому закону. Нарушьте его, если осмелитесь.
Король обернулся к своим министрам, которые сказали ему:
— Ваше Величество, хотя мы никогда прежде и не слышали об этом законе, но, подумав, поняли, что нет ни одного случая, не подпадающего под его действие. Поэтому мы заключаем, что это — до сих пор не отмеченный, но, тем не менее, неотвратимый закон.
— Есть тут хоть кто-нибудь, кто может освободить меня от этой нахальной мыши? — воскликнул король в отчаянии, которое усиливалось тем, что все законоведы глядели на Гуроу так, будто тот, изложив им только что новый закон, может в любой момент представить еще и другие.
Тогда один дервиш, бывший при дворе уже много лет, но говоривший всегда исключительно загадками, подошел к королю и что-то прошептал ему на ухо.
Чело короля прояснилось, и он объявил:
— Законоведы сказали верно, и дервиш сказал верно! Пусть Гуроу будет объявлен моим зятем в силу действия Великого и Неотвратимого Закона: все зиждется на взаимообмене. С данного момента этот Закон применим во всем моем королевстве. И, в первую очередь, он будет проверен здесь, во дворце.
Король пригласил мышь сесть рядом с собой. Гуроу взбежал по ступенькам трона и начал взбираться на медное блюдо, укрепленное рядом. Но под блюдом был светильник, и он обжегся. Гуроу воззвал к королю:
— О король! Я не могу сидеть здесь, мне слишком горячо!
— Таков обычай этой страны: зять должен сидеть рядом с королем. Его место здесь.
Он поднял мышь, держа над источником тепла.
Через несколько секунд Гуроу почувствовал себя так, словно его поджаривали, и воскликнул:
— Кто обменяет этот ужасный жар на руку королевской дочери?
— Я, — сказал король и отпустил мышь. Гуроу пулей помчался прочь и бежал до тех пор, пока не покинул пределы страны.
— Вы дали мне совет, — сказал король дервишу, — а взамен я вручаю вам руку принцессы. Ибо, разве не говорит закон, что все зиждется на взаимообмене?

источник: И. Шах, Невидимая газель получена от: Катерина

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *